Нет комм. »Опубликовано в История медицины

Франсуа Рабле веселый доктор



Франсуа Рабле веселый докторФрансуа Рабле хорошо известен как замечательный сатирик, создавший колоритные образы Гаргантюа и его сына Пантагрюэля — великанов-весельчаков. но мало кто знает, что Рабле обучался медицине, разбирался в лекарственных травах и заботливо лечил больных

 

Рабле родился во французском городе Шиноне примерно в 1494 году, хотя точная дата неизвестна. Подвергается сомнению и профессия его отца. По одной версии, он был юристом и землевладельцем, согласно другим данным — трактирщиком, аптекарем… Можно утверждать лишь то, что Рабле-старший принадлежал к мелкой городской буржуазии и владел виноградником за чертой города.

Детства у Франсуа практически не было, ибо отец, желая видеть в будущем на плечах сына епископскую мантию, отправил его изучать богословие. Мальчик жил и учился в монастыре Бомет. Надо сказать, что там хорошо заботились об умственном и духовном развитии воспитанников, и это принесло Рабле большую пользу.

Приняв постриг, Рабле перешел во францисканский монастырь. Выбранная стезя не мешала ему тайно изучать астрономию, что церковью не поощрялось. Впрочем, это было не единственное занятие нашего героя, которое мало сочеталось с почтенным саном. Близкий друг и соученик Рабле по монастырю Жофруа д ‘Этиссак вел светскую жизнь, веселую и непринужденную, в которую втянул и Франсуа. Во дворце д’Этиссака желанными гостями были ученые-гуманисты, затевались смелые споры. Будущий писатель завел немало интересных знакомств в светском мире. Он был завсегдатаем философского кружка, поддерживавшего связь с интеллектуалами не только во Франции, но и в Германии и Италии. Об этих связях и научных занятиях Рабле стало известно настоятелю францисканского монастыря. Услышав об увлечениях своего подопечного, тот пришел в бешенство. В келье Рабле был произведен обыск. Его книги на древнегреческом сожгли, а владельца поместили в монастырскую тюрьму. Настоятель назвал Франсуа богохульником и обвинил его в кощунстве. К счастью, Рабле удалось избежать более крупных неприятностей.

Благодаря вмешательству друзей он перешел в другой монастырь, к бенедиктинцам. Но там Франсуа прожил недолго — Жофруа д’Этиссак предложил ему место своего личного секретаря. С новой должностью Рабле получил и полную свободу действий. Он много занимался переводами на французский классических произведений; изучал иврит, итальянский, испанский, английский, серьезно увлекся естественными науками — в основном ботаникой и химией, что привело его на медицинский факультет университета в Монпелье.

Сразу же по прибытии в этот город Рабле отправился в университет, где попал на диспут. Речь шла о лекарственных свойствах растений, и ряд положений показался ему несостоятельным. Рабле поднялся со скамьи и высказал свои соображения, чем привел собравшихся в восторг. В университете Рабле пробыл около двух лет, в течение которых выступал и в качестве лектора. 1 ноября 1530 года он получил звание бакалавра.

В то время чрезвычайно популярным был домашний театр. Однажды Рабле и его друзья по медицинскому факультету поставили спектакль. Франсуа взял за основу итальянскую пьесу и написал собственное произведение, где эскулапы были представлены в комическом свете. Рабле и сам поучаствовал в спектакле, сыграв одну из главных ролей. Рабле очень любил прогулки, во время которых собирал и описывал лекарственные травы. В 1532 году он переехал в Лион, где заинтересовался работой типографий. Здесь он издал несколько серьезных трудов по медицине, археологии и юриспруденции, а также перевел работы двух великих лекарей древности, Гиппократа и Галена.

В том же году в Лионе вышли первые части произведения, которое обессмертило имя Рабле. Это был большой сатирический роман, где Рабле высказал немало смелых мыслей. Более всего досталось духовенству. Основой для романа стали похождения героя средневековых французских сказаний — богатыря Гаргантюа, которого автор заставил совершать новые подвиги. Как сам герой, так и ситуации, в которые он попадает, заставили одних читателей смеяться, а других возмущаться. Книга Рабле стала детищем эпохи Возрождения, стремившейся освободиться от гнета средневековья с его культом аскетизма. Неудивительно, что доктора Сорбонны сочли это произведение оскорбляющим нравственность. И если бы не покровительство влиятельных друзей, Рабле ждали бы неприятности.

Один из его друзей, парижский епископ Жан дю Белле, отправляясь с дипломатическим поручением от короля к папе римскому, пригласил в поездку Рабле в качестве своего личного врача. Согласившись на эту поездку, писатель преследовал одну цель: расширить свои научные познания, в частности в области медицины. В Италии он увлекся также археологией, начал изучать арабский язык. Впрочем, все эти занятия имели второстепенный характер, ибо у Рабле были и официальные обязанности. Он должен был сопровождать своего патрона во дворец папы, на собрания церковников, присутствовать на торжественных обедах, устраиваемых дю Белле для римских прелатов в политических целях.

Менее чем через год Рабле вернулся во Францию и стал работать в главной больнице Лиона. При этом медицинская практика не мешала его литературной деятельности. Он выпустил исправленное издание «Гаргантюа»; очередной номер альманаха, который издавал почти ежегодно с 1533 по 1550 год. В нем среди прочих интересных заметок и статей были те, в которых он высказывался против суеверий, разъясняя их суть и причину. Не теряя связи с кружками французских гуманистов, Рабле не ограничивался перепиской и порой отправлялся в Париж собственной персоной. Это не нравилось попечительскому совету больницы, и в 1535 году Рабле был уволен. Но это его ничуть не огорчило, так как опять наметилась поездка в Рим. Свое пребывание в Вечном городе доктор использовал для легализации своего положения. Ведь он, самовольно оставив орден бенедиктинцев, пренебрег монашеским званием и занялся науками и врачеванием.

Более того, вел жизнь человека, не связанного никакими обетами. А это могло в любую минуту навлечь преследование церкви. Поэтому Рабле испросил разрешения у папы поселиться в одном из монастырей и заняться врачеванием, и Папа согласился. Тем временем между Францией и Италией началась война. Пережив нелегкое время, доктор поселился в монастыре Сен-Мор. Но, несмотря на благоприятные условия для жизни и научных занятий, Рабле задержался там ненадолго. Он снова собрался в путь. На сей раз дорога лежала в университет Монпелье. Там Рабле наконец получил ученую степень доктора медицины. В течение двух лет он читал в университете лекции по анатомии и стал одним из первых, кто начал работать со студентами в анатомическом театре. При этом он часто наведывался в Лион, чтобы следить за новым изданием романа, пользовавшегося невероятной популярностью. Во Франции же наступила суровая пора. Начались гонения на еретиков, было запрещено книгопечатание. Рабле, как и многие другие, мог бы закончить свою жизнь на костре, если бы не сильные покровители.

Один из братьев дю Белле, Гильом, имевший немалый вес при дворе, пригласил его к себе в качестве домашнего врача. Рабле прожил у него четыре года. Впрочем, в этой должности он, как и раньше, лишь числился и за границей бывал чаще, чем во Франции. После смерти Гильома дю Белле Рабле получил приход в епископстве его младшего брата. Это давало ему средства к существованию, но не требовало строгого исполнения налагаемых саном обязанностей. Большую часть времени Рабле, как и прежде, проводил в Лионе или Париже, подготавливая к печати третью книгу, которая увидела свет в начале 1546 года. На ее издание была получена королевская привилегия сроком на десять лет: «Желая, чтобы литература распространялась в нашем королевстве на пользу и поучение наших подданных, мы даем вышепоименованному просителю привилегию, право и разрешение печатать и пускать в продажу через посредство избранных им опытных книгопродавцев вышеупомянутые книги, а также и имеющее появиться продолжение «Геройских подвигов Пантагрюэля».

Обладая столь уважаемым документом, Рабле смог отбросить свой псевдоним Алькофрибас Назье и увенчать книгу настоящим именем: «Франсуа Рабле, доктор медицины». Но все хорошее однажды кончается, кончилась и спокойная жизнь доктора Рабле. Во Франции набирала силу борьба с инакомыслием. Побоявшись оставаться в Париже, Рабле уехал в другой город, где зарабатывал себе на жизнь, работая врачом в больнице. Вскоре сменился владелец трона, к власти пришел король Генрих И. При нем церковь получила неограниченные права, и многие вольнодумцы бежали в Швейцарию и Германию. В опале оказались давние покровители Рабле — семья дю Белле, и писателю пришлось вместе с ними удалиться в Рим.

Тем временем во Франции появилась публикация одного монаха, в которой говорилось, что «Пантагрюэль» — дурная книга, что она наносит большой вред, распространяя богохульство, насмешки над верой и важными людьми. Автор поносился как безнравственный циник, пьяница и обжора. Рабле повезло, что среди духовенства были люди, которые с удовольствием читали его произведения и не порвали связи с их автором.

В 1550 году автору «Гаргантюа» удалось вернуться во Францию, он стал священником в Медоне. Покровители сумели выхлопотать для Рабле у нового короля привилегию на издание и продажу книг. В документе говорилось следующее: «От нашего любезного Франсуа Рабле, доктора медицины, было нам заявлено, что он в прежнее время напечатал несколько книг греческих, латинских и французских, а также несколько томов «Геройских подвигов Пантагрюэля», книг поучительных и приятных; типографщики же изменили, исказили, испортили эти книги во многих местах и напечатали под именем просителя многие другие скандальные книги к его великой досаде, ущербу и бесславию». На основании этого документа за писателем закреплялись, как сказали бы в наше время, исключительные авторские права: запрещалось перепечатывать или издавать произведения Рабле без его разрешения. Кроме того, он получил право исправить и вновь издать свои старые книги, а также выпустить в свет продолжение «Геройских подвигов Пантагрюэля».

Живя в Медоне, писатель обучал детей грамоте и катехизису; в будние дни посещал больных и бедных, а по воскресеньям произносил в местной церкви великолепные проповеди, послушать которые приезжали даже из Парижа. В свободное же время Рабле готовил к печати последние главы четвертой книги «Пантагрюэля». В начале 1552 года роман наконец вышел полностью, снова вызвав волну возмущения и протеста. Богословский факультет Сорбонны наложил вето на «вредную книгу», а парижский парламент решил возбудить дело против автора и продавца. Но покровителям писателя удалось спасти его и в этот раз. Тяжба закончилась тем, что Генрих II разрешил продажу книги. Правда, поставив условие: Рабле должен отказаться от обоих своих приходов. Через год после этих событий Рабле не стало. Согласно воспоминаниям современников, Франсуа Рабле перешел в мир иной так же легко, как и жил, — с шутками и смехом, оставив нам продолжение своего нескончаемого романа. «Пятая и последняя книга подвигов доброго Пантагрюэля» вышла через девять лет после смерти писателя.

13.08. 2013
Оцените статью
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (3 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...

Если вам понравилось, поделитесь с друзьями


Похожие статьи:

Ответить